Хардек
Копипастер 80lvl
Эпиграф:
- Этот игрок прислал заявку на роль орка! Просто орка!
Тупого, злобного орка! Я его беру, беру немедленно!
Больдог, капитан темных, в полном восторге


Игры по первой эпохе мира Толкина делаются не так уж часто. И написать правильную игровую квенту для такой игры не так уж просто. Самое главное, что нужно для хорошей квенты – ваш персонаж должен как можно больше страдать. Первая эпоха – эпоха трагическая, а вам нужно обеспечить хороший уровень вживания. Кроме того, Первая Эпоха достаточно длинная – а значит, страданий может быть много. Нижеследующие элементы (чем больше их будет одновременно, тем лучше) практически обязательны для составления хорошей квенты.
1) дева, влюбленная в Героя (лучше, если безнадежно);
2) преданный Оруженосец при Герое (вариант: преданный/ая Ученик/ца при Герое) – это зависит от обстоятельств. При этом разумеется п.1 и 2 вполне могут сочетаться;
3) бывший пленный в Ангбанде. Варианты: а) беглый б) отпущенный со зловредной целью;
4) шпион (темный, проникший к светлым или светлый, проникший к темным);
5) бродячий менестрель;
6) бродячий менестрель, пришедший к темным, соответственно проникшийся/непроникшийся; черный менестрель, пришедший к светлым, соответственно проникшийся/непроникшийся;
7) незаконный сын/дочь (известного Героя). Поскольку у эльфов незаконных детей не наблюдается по определению, то возможный вариант: неучтенный (в хрониках) сын/дочь. Легко совмещается с любым из предыдущих вариантов;
8) влюбленные, разлученные на длительный срок волею обстоятельств;
9) влюбленный, собственными руками убивающий свою возлюбленную/жену по трагической ошибке;
10) изгой (не принятый ни одной из сторон, трагический одиночка);
11) сумасшедший, скитающийся в глуши (может совмещаться с изгоем, бродячим менестрелем и так далее).
Здесь мы приводим также примеры правильно составленных квент или их отдельных элементов.
Во-первых, вам надо показать свое знание первоисточников, в том числе и черновых вариантов – за это мастер вас может быть похвалит.
Например, так…

П.1. Истинно эльфийская квента
Всем известно, что на самом деле Карантир был женат. Отыгрываемый персонаж (назовем его Нарендил), конечно же, брат поименованный жены (вообще чем больше общеизвестных родичей – тем лучше!). Ваша матушка (то есть Нарендила и жены Карантира) была тэлэрэ из Альквалондэ. Во время Исхода жена Карантира последовала за мужем из любви к нему, а Нарендил – из любви к своей сестре (вариант – из чувства вассального долга по отношению к Карантиру). Когда произошла Резня в Альквалондэ, Нарендил сходу не разобрался в чем дело и собственными руками убил свою мать, которая выбежала из дома навстречу своим детям, пытаясь уговорить их остаться в Валиноре и не противостоять воле Валар. Потрясенный, он не решился однако даже сказать об этом своей сестре, и продолжил путь вместе с войском Феанора, однако его душа навеки омертвела…
Далее возможны варианты. Можно например, так – потрясенный Нарендил хотел уйти из войска феанорингов и присоединиться к вскоре подошедшему воинству Финголфина, но там также не встретил сочувствия и понимания – ведь между ними лежал Лосгар… тогда Нарендил решил стать мстителем-одиночкой. Он отправился в Ангбанд, желая отомстить Морготу за бедствия своего народа, сумел прорваться в тронный зал, набросился на Моргота с кинжалом, однако был обезоружен и взят в плен…
В плену он очень долго не поддавался на вражескую обработку, однако когда слуги Моргота пригрозили найти и обесчестить его сестру (то есть, напоминаю, жену Карантира) – то Нарендил не выдержал и сломался. Он согласился стать шпионом и был отправлен снова в лагерь феанорингов со шпионскими целями. Своей сестре и остальным он должен был сказать, что чудом бежал из плена. Однако сестра ему не поверила и прокляла его, узрев в его глазах Тьму Моргота. И не пожелала его простить и принять даже тогда, когда Нарендил, раскаявшись, рассказал сестре о том, что действительно согласился стать шпионом лишь из любви к ней, но что теперь он осознал всю глубину своего падения и не станет исполнять приказания Моргота и доносить на своих сородичей, даже если ему это будет стоить жизни… Снова начались одинокие скитания Нарендила по всему Белерианду… Однако прослышав однажды о готовящемся Союзе Маэдроса, он воспрял духом и решил присоединиться к сражающимся… но не решился вновь прийти ни к феанорингам, ни к войску Фингона, а отправился в Гавани и присоединился к отряду эльфов Фаласа…
После этого для Нарендила началась относительно спокойная жизнь. В Гаванях его приняли как равного и не напоминали ему о его прошлом – лишь прошлое само порой напоминало ему о себе. В этом старом, хромом, больном эльфе теперь трудно было узнать былого рыжеволосого красавца Нарендила. Вместе с Кирданом он отступил из Бритомбара на Остров Балар, однако зарекся в дальнейшем когда-либо брать в руки оружие, опасаясь тяготеющего над ним проклятия…
Однако проклятие само настигло его. Нарендил перебрался в Арверниен и жил там почти отшельником. Там узнал он от беженцев из Дориата о гибели Карантира и о том, что его сестра также участвовала в нападении – ее не назвали по имени, но кое-кто в суматохе бегства запомнил внешность нападающей воительницы. А еще узнал Нарендил о том, что в Дориате погибла от рук нападающих (как знать – возможно даже от руки его собственной сестры) родная сестра его матери, погибшей от его руки в Альквалондэ – тэлэрэ, оставшаяся некогда вместе с Эльвэ и не последовавшая в Валинор. До этого момента Нарендил даже никогда не задумывался о том, что в Дориате у него может быть родня, – но сейчас сопоставил наконец факты и еще раз ужаснулся глубине проклятия, тяготеющего над ним и его родом.
В отчаянии пришел он к Туору и Идриль и молил их перед отплытием взять его с собой, надеясь забыться среди волн Великого Моря, но не удовлетворили они его просьбу, ибо сами не знали, куда влечет их судьба.
И вот наконец случилось нападение на Гавани… не хотел Нарендил брать в руки оружие, но когда увидел гибель всего, то понял, что жизнь его окончена и с мечом в руках бросился на одного из нападающих, ища собственной смерти. И в поединке они смертельно ранили друг друга, но когда сумели остановиться и перевести дух, то нападающий феаноринг снял шлем и, сквозь подступающую пелену, Нарендил увидел женщину и узнал в ней свою собственную сестру, которую не видел много лет. Тогда и она узнала его. Еще несколько минут у них оставалось до смерти, и успел Нарендил рассказать сестре обо всем, что произошло с ним после ухода, и поведал ей также о той тайне, которую хранил все эти долгие века – о том, что некогда своими руками убил свою собственную мать…

Вышеописанный вариант хорош почти всем, однако кое-чего в нем не хватает. А именно – здесь не хватает несчастной любви. Поэтому рассмотрим вариант № 2.
Мы остановились на том, что Нарендил вместе с войском феанорингов пришел в Белерианд. И здесь, на берегу Митрима, он увидел девушку-синдэ, и полюбил ее навеки, и душа его на какое-то время оттаяла… Казалось, что счастье их будет длиться вечно. Но вот прошли слухи о свершившейся в Альквалондэ Резне и показалось Нарендилу, что его возлюбленная отстраняется от него. Но не достало у него духа сказать ей тогда о том, что он также является кровавым убийцей… Вскоре сыграли свадьбу. Однако совместная жизнь не складывалась – жена хотела жить в Дориате, но король Тингол не желал пускать в свои владения одного из убийц своих родичей. Супруги подолгу жили порознь, и Нарендил находил забвение лишь сражаясь в битвах со слугами Моргота, и не было тогда никого храбрее его. И во время Нирнаэт Нарендил попал в плен, супруга же его в это время находилась в Дориате, но сердце ей подсказало о том, что милый ее находится в плену. И тогда устыдилась она того, что не была вместе с ним и не сумела разделить его горькую долю, и имея пример Лютиэнь перед глазами своими, в одиночку отправилась в Ангбанд выручать своего мужа…
И сумела она дойти, и встала перед Черным Троном Моргота, и запела по примеру Лютиэнь, – но не хватало ее голосу той великой силы. Тогда Моргот распорядился привести к ней Нарендила из рудников и сказал так:
«Вот он, твой муж, если захочешь, я даже отпущу его вместе с тобой. Но не будет у вас счастливой жизни, ибо я и мои слуги сумели много выведать у него пытками и черным чародейством, и узнай же теперь, что твой муж есть убийца собственной матери своей, мать же его, отправившаяся некогда в Валинор – родная сестра твоей матери, оставшейся в Белерианде, и ты, о дева из синдар, совершила великий грех, выйдя замуж за убийцу родни своей и за своего близкого родича». И гнусно засмеялся Моргот на своем Черном Троне, видя как поникла головой эльфийка, Нарендил же молил убить его, лишь бы не видеть муки своей возлюбленной жены…
И тогда Моргот велел им обоим убираться из своих владений, и сделал он так потому, что знал что навсегда изгоями станут они среди своих сородичей и либо погибнут либо вернуться к нему и станут ему служить… И жена Нарендила не перенесла такого позора и выхватила из рук Нарендила его собственный меч и бросилась на него на глазах у мужа. Закопал ее тело Нарендил высоко в горах, а сам бесплотной тенью стал скитаться по всему Белерианду, не зная, что ему делать дальше и не в силах явиться вновь к своим сородичам…
И однажды судьба столкнула его с человеческой женщиной – жалкой беженкой, пытающейся отыскать хоть кого-нибудь из своей родни. Не смог Нарендил оставить ее одну в глуши, и хотя знал, что он хуже прокаженного, все же остался с ней и согласился помочь ей добраться до своих. Так их путь лежал в сторону Гаваней Сириона. Женщина же полюбила Нарендила всей душой и не увидела в нем зла, и думала, что не хочет он быть с нею потому, что она из рода человеческого. О том же, что Нарендил был женат, она не знала.
Они пришли в Гавани и поскольку не нашли там близких родственников Глорвен (так звали человеческую женщину), то поселились отдельно на окраине, но Нарендил не позволял Глорвен даже намека на физическую близость, хотя видел, что она любит его.
Когда феаноринги напали на Гавани, Нарендил пытался помочь бежать Глорвен – самому ему было уже все равно, и жизнь давно для него сделалась не дорога. Но когда они пытались выбраться из горящего города, Глорвен случайно попала под удар воительницы из числа нападающих, и пала замертво. Перед самой смертью она успела признаться Нарендилу в любви. Потрясенная дева-воительница сняла шлем и склонилась над упавшей женщиной. Нарендил узнал свою собственную сестру, которую оставил много веков назад – она пришла в Гавани мстить за своего собственного мужа (для тех, кто забыл – Карантира), погибшего в Дориате. Тогда вдова Карантира в раскаянии перешла на сторону жителей Гаваней и погибла, защищая Эльвинг от собственных лордов.
Нарендил же был ранен, но выжил и уплыл на остров Балар. Там он в одиночестве построил корабль и отплыл на этот корабле в поисках Запада, и никто никогда не слышал больше о Нарендиле…

Итак, мы изложили вам возможные правильные варианты эльфийской квенты. Человеческая квента конечно же имеет свои особенности. С одной стороны, век человеческий краток, а это означает, что времени для страдания персонажу отпущено меньше, и трагических событий в короткую жизнь персонажа можно втиснуть меньше. Но с другой стороны, человек отличается от эльфа тем, что может испытывать несчастную любовь не один единственный раз в жизни, а столько, сколько потребуется. Кроме того, человек свободнее в своем выборе, – в том числе в выборе сражающейся стороны, – и следовательно может часто менять свою ориентацию и обязательно каждый раз при этом страдать.

П.2. Правильная человеческая квента
Гилдор родился в 438 году в Дортонионе и был вассалом Барахира. Совсем молодым он сражался в Браголлах рядом с Барахиром и был в числе воинов, спасших Финрода. Однако случилось так, что он отстал от своего отряда и попал в плен, оказавшись на захваченном Тол-ин-Гаурхот. Долго пытались сломать Гилдора, но не поддался он на пытки. Однако там же на Тол-ин-Гаурхот в плену находилась в это время прекрасная эльфийская дева Фириен из Хитлума. И полюбил Гилдор эту эльфийку великой любовью. Тогда, увидев это, пригрозили Гилдору надругаться над девушкой, если не согласится Гилдор служить Морготу. И даже после этого не сразу еще согласился Гилдор, но прямо перед его глазами привели Фириен и орки начали издеваться над ней. И хотя сама Фириен в отчаянии молила Гилдора не сдаваться, но он не выдержал и согласился пойти на службу к Врагу. Напрасна однако оказалась его жертва – уже через несколько дней он узнал о том, что Фириен все равно подверглась насилию и, не сумев пережить это, отлетела душой в Мандос. Но обратного хода уже не было. Гилдор озлобился и стал тем истовее служить Черному Властелину, чем больше в глубине души его жила тоска по Фириен и чувство вины. И так прошло несколько лет до того момента, как отряд Финрода оказался в плену в подвалах Тол-ин-Гаурхот.
И когда Гилдор, исполняя приказания Саурона, зашел однажды в яму к пленникам, то он узнал Берена, с которым еще не так давно сражался рука об руку, а Берен узнал его. Дикий стыд охватил Гилдора за то, что он сломался и перешел на службу к Врагу. И поклялся Гилдор себе в том, что он искупит свою чудовищную вину и лучше погибнет, но попытается освободить пленников. Однако Саурон то ли догадался о его планах, то ли имел на него другие планы, и он отослал Гилдора с острова Тол-ин-Гаурхот – с поручением в Ангбанд, сообщить о пойманных странных пленниках. Гилдор не сумел отказаться от поручения, опасаясь выдать себя раньше времени. Однако и в Ангбанд он не пошел, а с полпути повернул назад и направился в сторону Нарготронда, желая хотя бы предупредить о том, что Берен и Финрод находятся в плену. И как раз в это время случайно увидел он Лютиэнь, направлявшуюся вместе с Хуаном в сторону Тол-ин-Гаурхот, и едва увидев, полюбил ее великой любовью, ибо напомнила она ему погибшую Фириен… Но не знал еще Гилдор на тот момент, кто она такая, не знал и то, что она любит Берена…
Тогда прокрался он вслед за ней, и видел ее поединок с Сауроном, и падение его власти. И когда увидел он, тайком наблюдая за ней, увидел, что ее сердце не свободно, тогда снова озлобился и в отчаянии ушел куда глаза глядят и не знал, что ему делать дальше, не видя более своего места ни на одной из сторон. Наконец перед самой Нирнаэт пришел он в земли Маэдроса и встретил там девушку из восточных племен, которая полюбила его. И хотя не мог он забыть ни Фириен, ни Лютиэнь и их дивную красоту, однако захотелось ему спокойной жизни, семьи и детей, и он женился на этой девушке, и она понесла от Гилдора сына. Однако пришло время битвы и Гилдор, про которого никто не узнал, что он служил Врагу, вспомнил о том, что в нем течет кровь рода Беора и встал под знамена войска Маэдроса. Случилось так, что тот отряд где он сражался был полностью разбит, и Гилдор бежал на юго-восток, в дальний Оссирианд, жену же свою он не нашел и лишь гораздо позже узнал о том, что была она из предательского рода Ульдора, и, забыв про Гилдора, вместе с родившимся сыном перебралась в захваченный Дор-Ломин. Проклял тогда Гилдор предательницу и ушел в одиночку в леса на юг и стал там предводителем разбойничьей шайки.
Но сердце тянуло его увидеть сына, и через несколько лет тайком он пробрался в захваченный Дор-Ломин и узнал о том, что его сын умер от неизвестной болезни, а жена вышла замуж за другого, за своего соплеменника. Тогда в полном отчаянии Гилдор убил свою бывшую жену, и даже не скрывался и был после этого схвачен и вновь оказался в плену. Такое опустошение чувствовал он, что не пытался даже сопротивляться и покорно тянул лямку рабского труда в копях Ангбанда, куда доставили его – ибо хотя Гилдор был уже не так молод, и истомлен долгой жизнью странника, однако все еще был крепок и силен, и таких пленников не убивали сразу. И так терпел Гилдор несколько лет. Но случилось так, что полюбил он женщину-надзирательницу, которая служила Морготу. И была та любовь взаимна, и из любви к нему эта женщина-северянка, рискуя жизнью, помогла Гилдору бежать, и сама бежала вместе с ним.
Так они вновь отправились странствовать по Белерианду, и нигде не было им места – ибо были они изгоями с обеих сторон, и Гилдор от стыда не находил в себе сил вернуться к остаткам своего народа, Кайрен же раскаялась в своем служении Тьме, но также боялась, что ее не примут среди народов Запада. Наконец ушли они далеко в Восточный Оссирианд и попытались зажить там и наладить хозяйство. Однако вскоре их лесное жилище разорила банда орков, и Кайрен была убита. Гилдор, который в это время был на охоте, подоспел уже к разоренному жилищу. Каким-то чудом орки не убили грудного младеца. Так вновь остался Гилдор один с трехмесячным младенцем на руках…
Наконец он отправился в сторону Гаваней Кирдана и пришел туда. Но чувствовал он Тьму в душе своей и пятно на своей биографии, и потому не нашел в себе сил остаться в Гаванях, а лишь оставил там своего сына доброй женщине из числа беженцев из Дор-Ломин и снова ушел в леса…
Следующие долгие годы жизни Гилдора покрыты мраком неизвестности. Но рассказывают, что годы спустя дряхлый седобородый старец явился в Гавани Сириона и пытался разыскать там своего сына. Тогда узнал он, что ребенок давно вырос и погиб в пограничной стычке с орками. Впрочем, в Гаванях у старца отыскался малолетний внук, которого звали… Гилдор! Маленького Гилдора взяли на воспитание эльфы… Неизвестно, что старый Гилдор собирался делать дальше – остаться в Гаванях или вновь уйти в леса. Рассказывают, что он погиб при нападении феанорингов на Гавани Сириона, прикрывая своим телом малолетнего внука…

Правильная квента персонажа, играющего в так называемом «темном блоке», имеет свои определенные особенности. Поскольку игра делается по Толкину, то вы можете быть уверены в том, что «благородного рыцаря Аст Ахэ» мастер скорее всего завернет. А играть просто тупого и злобного орка обычно мало кому хочется. Вполне возможно, что нижеследующий вариант устроит все заинтересованные стороны:

П.3. Квента «темного» персонажа
Некогда он был из числа лучших учеников, майяр Ирмо. Но соблазненный обманом и коварством Мелькора, перешел на службу к последнему. Чудовищный ужасом стал он, и в обязанности его входила пытка пленников-эльфов не физическими муками, а сотворением кошмарных, сводящих с ума видений, показывающих все события в обманном свете. И так было до тех пор, пока не попала к нему в плен прекраснейшая эльфийка из Хитлума (примечание: лучше, если эльфийка будет знатного рода. Еще лучше, если поименно известный персонаж, конечная судьба которого однако в текстах не прописана. Например, Леди Иримэ или что-то в этом духе – так красивее). И когда он начал ее пытать, так упорно сопротивлялась она чуждому и враждебному воздействию, что против воли в душе его проснулась жалость и воспоминание о тех временах, когда был он свободен от служения Злу, ибо лишь теперь осознал он глубину своего падения. И тогда понял он, что должен спасти прекрасную эльфийскую деву – или развоплотиться сам. Не сразу она поняла, что он пытается помочь ей – уже не страх, а прекрасные грезы навевали его видения. Наконец она поверила, и когда поверила, то полюбила своего спасителя всем сердцем. Но как было им выбраться из Ангбанда? Силою своих чар он сумел ненадолго усыпить всех в Черном Замке, освободил эльфийскую деву и вывел ее за ворота. «Но неужели ты не последуешь за мной?» – спросила она. Но он остался прикрывать ее отход. И когда заметили отсутствие пленницы, то пытались броситься за ней в погоню, то он вступил в магический поединок и, проиграв его, развоплотился и развоплощенным духом предстал перед судом Намо… Леди же Иримэ успела бежать и догнать ее не смогли.
Тогда он раскаялся на суде и предстал вновь перед Ирмо и просил его о прощении, рассказав о том, что он отрекся от служения Тьме и спас эльфийскую деву, и было ему такое прощение даровано, и вновь он стал служить Ирмо в прекрасным садах Лориена… но не было ему покоя, ибо не мог он забыть Леди Иримэ… и тогда воплотившись вновь в роа, подобное эльфийскому, вернулся он в Средиземье лишь для того, чтобы увидеть ее. Но не дремали слуги Моргота и узнали они предателя в новом обличье, и сумели вновь захватить его в плен. И предстал предатель пред судом Мелькора, но не был он казнен, а был в наказание превращен в уродливого орка, и в таком виде был подослан к Леди Иримэ, которая жила в Хитлуме, и надеялись, что она в ужасе отвернется от него, а он сойдет с ума от горя… Но узнала она его и в этом обличье и сбежала вместе со своим спасителем, потому что не знала, как ей жить вместе с ним в Хитлуме. Но увидели их дозорные, и убили его, решив что орк насильно похитив Леди Иримэ… Леди же Иримэ умерла от горя, не пережив своего возлюбленного…
И озлобилась его освобожденная феа, и возненавидел он на этот раз эльфов, и вернулся на службу к Мелькору, и раскаялся перед Мелькором в своем отступничестве, и вновь стал пытать пленников, и еще более ужасным и чудовищным духом он стал, чем был ранее…
(Примечание мастера: эту квенту можно повторять по кругу столько раз, сколько потребуется. Благо, никто не знает, сколько раз майяр способны воплощаться и перевоплощаться.)

Женская квента имеет свои особенности. Во-первых, прописанных женских персонажей у Толкина, как известно, не так уж и много. Поэтому гораздо лучше, если девушка будет играть мужчину. Если же девушка все-таки решается играть женскую роль, то ей следует помнить о следующем: в правильной женской квенте героических сражений может быть несколько меньше, зато несчастной любви – еще больше. Гораздо лучше, если женщина будет влюблена в какого-то особенно известного персонажа. В остальном же женская квента строится практически по вышеприведенным образцам квенты, поэтому мы приводим лишь краткие выдержки.

П.4. Женская квента.
…Тогда Аерин полюбила Эарендиля, и сердце ее разрывалось от несчастной любви, ибо даже не смотрел он в ее сторону. И от горя, помутившись рассудком, сбежала она из Гаваней и пришла в лагерь феанорингов далеко на Востоке… и в приступе отчаяния, не думая о том, что делает, сообщила она феанорингам о том, что предмет их вожделения, сильмариль, находится в Гаванях… так думала она отомстить своему возлюбленному. Но когда потом случилось нападение феанорингов на Гавани, раскаялась Аерин в своем чудовищном поступке и дабы загладить вину свою, бросилась с мечом наперерез феанорингам (примечание мастера: Меч в данном случае не годится. В таких случаях человеческие девы бросаются на неприятеля со ржавой сковородкой), пытаясь защитить Эльвинг и была смертельно ранена. И Эльвинг, убегая с Камнем в сторону моря, все же успела склониться над умирающей женщиной и поблагодарить ее за помощь, и Аерин, из последних сил призналась Эльвинг в совершенном ей некогда из ревности проступке, и просила прощения…
Всю свою недолгую жизнь, все свои сто лет любила Гвенделинн Маэглина. И была то любовь с первого взгляда, едва лишь Маэглин появился в Гондолине. Но ни разу не взглянул он на прекрасную Гвенделинн, ибо все помыслы его были направлены на одну лишь Идриль. Тогда от горя и отчаяния просила она Тургона отпустить ее из Гондолина в Гавани и ушла прямо накануне падения Гондолина… когда же узнала она о том, что ее возлюбленный оказался предателем, то не пережила она такого позора и бросилась в воду… но поднял ее Ульмо из глубины и внушил ей, что должна она идти на Восток и нести весть туда о том, что скоро взойдет Звезда на Западе… и ушла она из Гаваней, и хотя помнила она о словах, которые Ульмо вложил ей в сердце, однако рассудок ее временами мутился…

Высший пилотаж – квента персонажная. Составлять ее тем труднее, чем больше известно про отыгрываемого вами персонажа. Таким образом, тут существуют три доступных пути, которые нужно использовать по отдельности или все вместе. Путь первый – заполнение всех возможных лакун жизни персонажа, не прописанных в текстах. Путь второй – домысливание мотиваций персонажа, не прописанных в текстах. Наконец путь третий, требующий определенного уровня знаний – максимальное использование всякой информации, упомянутой в разных черновиках, которая в норме противоречит каноническим текстам. При этом, разумеется, использование по возможности всего вышеперечисленного набора для составления хорошей квенты является обязательным.
Вот характерные отрывки:


П.5. Персонажная квента
…И тогда отправился Белег на поиски Турина… но на самом деле истинной, навсегда оставшейся тайной причиной того, что Белег покинул Дориат, была его безнадежная любовь к Леди Галадриэль… поэтому мукой для него было дальше оставиться в Дориате, и поэтому все больше времени проводил он вдали от чертогов Менегрота, в походах и пограничных битвах, и искал он лишь малейшего предлога, чтобы уйти насовсем… И одному лишь Турину открыл он свое сердце…
…Еще с самых благословенных времен Амана полюбили Амрод и Амрас одну и ту же деву. Дева же эта ушла в Исход вместе с воинством Финголфина, из любви к своему брату, но когда пересекла она Вздыбленный Лед, то мало любви в ее сердце оставалось к сынам Феанора, ибо брат ее остался во льдах. И увиделись они лишь один раз и то издали, когда стояли на берегах озера Митрим и затем судьба разделила их на долгие века… Но так велико было горе близнецов в разлуке с возлюбленной, что почти не появлялись они среди эльдар, и искали забвения от несчастной любви в дальних лесах и в занятиях охотой… Но вот наконец пришел скорбный час нападения на Гавани, и в первых рядах нападающих были близнецы. И в пылу схватки, разгоряченные боем, не сразу заметили они девушку, вылетевшую наперерез нападающему войску с поднятой рукой. И успела девушка выкрикнуть лишь – «Именем Верховного Государя нашего Гил-Галада, остановитесь…» – и упала, пронзенная мечом Амрода… и тут прозрение снизошло на них, и узнали они свою прежнюю возлюбленную… и тогда в стыде и раскаянии от совершенного поступка перешел Амрод на сторону жителей Гаваней и бросился защищать Эльвинг, брат же его Амрос, хотя также был потрясен происшедшим, остался верен своим старшим братьям… И тогда случилась чудовищная братоубийственная Резня, ибо Амрос заколол своим мечом Амрода, но и сам пал в схватке, смертельно раненый. И, умирая, успел он подползти к бывшей возлюбленной своей, которая также еще была жива и перед самой смертью успели они признаться друг другу в любви и обещали встретиться даже в Чертогах Мандоса…

Ниже мы приводим также пример правильного использования информации, содержащейся в черновиках. Заметим, что информация канонического Сильма о том, что Маблунг погиб при нападении гномов на Дориат, по-видимому противоречит встречающемуся в черновиках упоминанию о том, что Дирхаваль в процессе написания своей хроники разговаривал с Маблунгом… Вероятно, вы можете предположить, что в канонический текст закралась «компиляционная ошибка», вы можете предположить также, что на самом деле Маблунг бежал из Дориата во время нападения феанорингов, вы даже можете предположить, что в дальнейшем он героически пал, защищая Эльвинг… но этого мало! Вот правильный вариант:

И полюбил Маблунг Ниэнор всем сердцем в тот момент, когда вел ее, потерявшую память, из развалин Нарготронда в сторону Дориата, и потому когда сбежала она от него, то едва не сошел он с ума от несчастной любви. И потому явился он в Дориат и поклялся найти Ниэнор, когда же не сумел он найти ее, а затем узнал об обстоятельствах ее смерти, то дал он страшный обет, и пришел в Дориат еще раз тайком и просил друга своего, дориатского летописца, никому не говорить о том, что с ним случилось и просил оставить ложную запись о его смерти, чтобы никогда не искали более Маблунга в Дориате… И выполнил друг его просьбу, записав в хронике о гибели Маблунга. Маблунг же отправился и жил там в одиночестве и печали, никем не узнанный… Лишь один Дирхаваль в то время знал о том, что Маблунг живет в Гаванях, но с него была взята клятва никому не говорить об этом. Когда же пришли в Гавани беженцы из погибшего Гондолина, то увидел Маблунг леди Идриль, и золотые ее волосы так живо напомнили ему погибшую Ниэнор, что случилось тут с ним наваждение… было ли то от Искажения, от Тьмы Моргота – никому не известно, только случилось так, что Маблунг, подобно некогда Финве, полюбил второй раз в своей жизни… И так продолжались его муки, пока Идриль вместе с Туором не отплыла на Запад… бросился тогда Маблунг в отчаянии в волны моря, но вынес его из вод Ульмо и открыл ему его истинное предназначение – защитить Правительницу Эльвинг от нападения и дать ей время скрыться, ибо от этого будут зависеть судьбы всего Белерианда и всей Арды... И внял этому слову Маблунг, и так, неузнанный, сражался он, закрывая своей грудью Эльвинг и пал от рук нападающих феанорингов. Когда же стали хоронить убитых, то нашлись те, кто узнали его и подивились, ибо давно считали его мертвым...

Эпилог
- Он хочет быть орком! Просто орком! Я его беру, беру немедленно!
(тяжкий вздох):
- Больдог, а ты уверен, что он хочет быть ПРОСТО ОРКОМ?
- Ну…

И лежа в засаде, увидел однажды орк из зарослей Правительницу Эльвинг, и воспылало его сердце великой любовью к ней, и вспыхнула вдруг в нем кровь его предков-эльфов, некогда обманами и злым чародейством превращенных в орков… И сбежал тогда орк из войска Моргота, и несколько лет жил он в одиночестве, скитаясь поблизости от Гаваней, лишь бы еще хоть один раз увидеть Эльвинг, но не решаясь все же появиться перед ее глазами, ибо знал он, что любовь его безнадежна. И сердце ему подсказало, что готовится нападение на Эльвинг, и бросился он в Гавани, и успел он в последнюю минуту. И видели все, что в числе последних защитников Эльвинг был уродливый орк, и подивились этому… когда же пал орк последним, дав возможность Эльвинг бежать, и решились к нему приблизиться оставшиеся жители Гаваней, и сняли с него уродливый шлем и грязную уродливую одежду, то изумленным глазам их предстал… прекрасный белолицый эльф, преображенный из орка великой силой любви! И увидели на груди у него они запечатанную записку, а в записке той было написано эльфийскими рунами: «Любимая, встретимся в Амане…»
Мастер тихо рыдает. Занавес.

Итак, если вы воспользуетесь нашими вышеприведенными рекомендациями, то, несомненно, вы напишете правильную квенту по истории Первой Эпохи. Единственная маленькое замечание мастера – пожалуйста, подайте свою заявку на какую-нибудь ДРУГУЮ игру.
Записала Р.Д.
8-9.04.2002
Отсюда.

@темы: Средиземье, юмор/черный юмор